В сумерках/ At nightfall 🇬🇧

Представьте себе абсолютную тишину, торжественную и бескрайнюю  в сгущающихся сумерках.

Когда закатные лучи уже растаяли в вечерней дымке, и лишь последние розоватые отсветы ложатся на на высокие песчаные изгибы бархана.

Ветер потерялся где-то в долине. Угасли звуки жизни, умолкли смутные шорохи, замерли на своих местах бесчисленные песчинки.

Тогда слышен лишь гулкий стук своего сердца и собственное дыхание. Тогда чувствуешь себя крошечным живым существом во власти необъятного и безмолвного мира.

Мгновение будто остановилось здесь, где простерся огромный бархан, сомкнулись неподвижные призрачные силуэты, зажглись первые звёзды в ясной бездонной синеве…

🇬🇧 Imagine absolute silence, solemn and endless in growing dusk.

When the sunset rays have already gone up in smoke, and the last pinkish gleams only fall on the high sand windings of the dune.

The wind was lost somewhere in the valley. Sounds of life faded, dim  rustles went silent, countless sand grains stayed where they were.

Then you can hear just the thrum of your heart and your own breath. Then you feel like a tiny living person at the mercy of immense and voiceless world.

The moment seemed to stop here, where this huge dune had spread, where motionless ghostly silhouettes closed in and the first stars lit up in clear blue immensity…

DSC_6372-At-nightfall_web
Поющий Бархан, Национальный парк Алтын-Эмель, Казахстан
Singing Sand Dune, Altyn Emel National park, Kazakhstan

Точка пересечения/The crossing point 🇬🇧

Даже знакомые и неоднократно проверенные места на льду, выдерживающему вес до десятка-другого тонн, могут оказаться опасными. Местные говорят, что машины уходят под лед в течение буквально нескольких секунд.
Разорванный лед двигается, многие сквозные трещины не замерзают, поскольку от суточного перепада температур их ширина все время меняется, другие трещины и полыньи могут быть затянуты тонкой корочкой льда, припорошены снегом и не очень хорошо заметны.
Понимая ситуацию, водители не пытаются проскочить трещины сходу.  Лёд рядом с трещиной и в ней самой исследуется с помощью пешни —  металлического копья с длинной ручкой. Иногда приходится прилично поработать, чтобы пересечь разрыв: пешней и ногами, забивать в трещину куски льда, срезать торчащие по её краям куски образовавшегося ледяного тороса, укладывать доски как мостки.
После подготовки проезда машина отъезжает назад для разгона и на скорости перепрыгивает опасное место.
Вот такое место встретилось нам в один из дней. В видео — суть процесса подготовки и пересечения трещины.
🇬🇧 Even familiar and repeatedly tested places on ice which sustain weight up to a dozen or two dozen tons can be dangerous. Local people say that cars go under the ice in just a few seconds.
Broken ice moves, many through cracks do not freeze, because of the daily temperature difference their width changes all the time, other cracks and ice-holes can be covered by just a thin crust of ice and powdered with snow and they are not quite well visible.
Understanding the circumstances, drivers do not try to cross cracks in haste. The ice next to the crack and inside it is carefully examined using an ice pick — a metal spear with a long handle. Sometimes you have to do a heavy job to cross the gap: with the ice pick and your legs, you have to hammer some blocks of ice into a crack, to cut off pieces of ice, sticking out of the edges of a hummock formed nearby, to lay boards like a bridge.
Having prepared everything, the car drives back, accelerates and jumps across the dangerous place.
On the photo you see a place we met one day. In the video — the essence of the process of preparing and crossing the crack.

DSC_7338-The-crossing-point_web

Baikal lake, Republic of Buryatia, Siberia, Russia

13 сэргэ на рассвете/ 13 serge before sunrise 🇬🇧

На самом высоком месте мыса Бурхан на о. Ольхон установлены 13 деревянных столбов сэргэ.
Сэргэ (бур.) — ритуальный столб, коновязь у юрты, играющая роль оберега для степного дома.
Согласно верованиям бурят сэргэ — это место пребывания духа рода или семьи. 
Исторически они появились у кочевников в виде столбов-коновязей и сторожевых камней.
Кроме того, сэргэ имеет символическое значение — наличие духа-хозяина у земли, где он установлен, а также считается символом дерева жизни, объединяющего три мира. Корни дерева — в мире мёртвых, ствол — в мире живых, а ветви — в мире небесном. На каждом сэргэ вырезается три канавки: верхняя — для привязывания коней небожителей, средняя – для коней обычных земных людей, нижняя – для коней жителей подземного мира.
Сэргэ сооружались в сакральных местах, рядом с юртами и вблизи дорог. Человеку нельзя разрушать сэргэ, пока он сам не придет в негодность.
По преданию шаманов один из верховных богов природы (тенгриев)  имел 13 сыновей (нойонов или хатов). Однажды они опустились на землю, чтобы помочь страдающим людям. Пещера на мысе Бурхан считается  земной обителью самого старшего и сильного из них — Хаана Хутэ Баа-бая. А сэргэ установлены и посвящены каждый своему нойону. Правда имена 13 северных повелителей в различных источниках не совпадают. Первый слева столб посвящен предводителю нойонов, 13-й олицетворяет мудрость и гибкость ума.
На сэргэ повязывают цветные ленты — залаа или хадаки — с написанными на них старомонгольским вертикальным письмом молитвами или просьбами к божествам. Цвета бурятских хадаков имеют определенное значение.
Белый хадак — символ изначальной чистоты, чистых помыслов. Белый цвет у бурят обладает особой сакральностью. Это цвет святости, благополучия, доброты.
Синий хадак обозначает Вечное синее небо у монголов и бурят, его подносят Будде и божествам. символ гармонии, согласия и спокойствия. Он воплощение доброты, верности, бесконечности, расположения. Этот цвет также символ мужского начала.
Жёлтый хадак — символ плодородия, умножения и достатка, постоянства и неизменности, тепла, жизни (жёлтый – цвет веры, процветания Учения Будды).
Красный хадак — символ сохранности и безопасности, домашнего очага. Красный – цвет власти и величия. Этому цвету приписываются и целительные свойства, способность противостоять сглазу и колдовству.
Зелёный хадак — символ цветущей земли, благой активности, плодородия, пробуждения и устранения любых препятствий. Зелёным цветом буряты обозначали мать-землю. Символ роста и процветания.
Считается, что ветер раскачивает хадаки и доносит написанное до небес и божеств, даже если сам человек занят в это время своими земными делами…
🇬🇧 At the highest point of Cape Burhan on Olkhon island there are 13 wooden pillars named serge.
According to the religious faiths of Buryat people, serge is a place of stay of the spirit of a clan or a family.
Historically, serge appeared among nomads in the form of hitching posts and guard stones.
In addition, serge has a symbolic meaning — presence of the master spirit of the land where it is installed, and it is also considered as a symbol of the tree of life, uniting the three worlds. The roots of the tree are in the world of the dead, the trunk is in the world of the living, and the branches are in the world of heaven. Three grooves are cut on each serge: the upper one is for tying the horses of celestials, the middle is for the horses of ordinary earthly people, the lower one is for the horses of the inhabitants of the subterranean world.
Serge were built in sacred places, near yurts and roads. Human must not destroy serge.
According to shaman legends, one of the supreme gods of nature (Tengri) had 13 sons (noyons). Once they got down on the ground  to help suffering people. The cave on the cape is considered the earthly abode of the eldest and most powerful of them — Haan Hute Baa-bai. And serge are established in honor of all of them and each one is dedicated to one’s own noyon. However, the names of 13 northern overlords in different sources do not match. The first pillar on the left is dedicated to the leader of the noyons, the 13th personifies wisdom and flexibility of mind.
Colored ribbons, named hadak in buryat, are tied to a serge, with prayers or requests for gods, written in Old Mongolian vertical letters. The colors of the ribbons have a definite meaning.
White hadak is a symbol of primordial purity, pure thoughts. The white color for Buryats has a special sacral sense. This is the color of holiness, prosperity, kindness.
Blue hadak denotes the eternal blue sky among the Mongols and is drilled; it is offered to Buddha and gods. It’s a symbol of harmony, consent and tranquility and also of masculinity.
Yellow Hadak is a symbol of fertility and prosperity, constancy and immutability, warmth, life (yellow is the color of faith, prosperity of the Buddha’s Teaching).
Red Hadak — a symbol of safety and security, home-fire. Red is the color of power and greatness. Healing properties and the ability to resist evil eye and witchcraft are also attributed to this color.
Green Hadak is a symbol of blooming land, good activity, fertility, awakening and the removal of any obstacles. Buryats marked mother earth with green color. It’s a symbol of growth and prosperity.
It is believed that the wind swing hadaks and brings everything written to heaven and gods, even if the person himself is busy at this time with his earthly affairs…

DSC_7813-13-serge_webDSC_7809-Before-sunrise_web

Ritual shaman pillars named serge. Cape Burkhan, Khuzhir, Olkhon island, Baikal, Siberia, Russia