Бессонным ночам посвящается 🇬🇧

Я привыкла мало спать: сначала — работа, потом — маленькие дети, вечно не доделанные дела… Наконец — возможность спокойно посидеть, разобрать съёмки и подумать над ними. И — тишина! Уютная, неподвижная, так любимая мною тишина! Она дарит особую прелесть ночи, она рождает сказку и вдохновение.
Я почти на ощупь иду через оливковую рощу, вверх по крутой, вьющейся между камней тропинке. Внизу, под высоким обрывом, море бьётся о камни дикого пляжа. Там было изумительно хорошо на закате и когда последние отсветы серебрили воду. Но здесь, наверху, будто рядом звёзды и луна и она — та самая необъятная, безмятежная тишина, обволакивает, обнимает и растворяет в себе, в окружающей красоте и покое.
И снова давно пора спать, но как же можно?
🇬🇧 I got accustomed to sleep a little: first — work, then little children, always unfinished household tasks… at last — possibility to sit calmly for a while, to check photography shooting and to think them over. And — silence! Cozy, still, so beloved silence! It presents a special charm to the night, it creates fairy tale and inspiration.
I’m almost to the touch going through an olive grove, up on a steep path winding between the stones. Below the high precipice the sea is striking the rocks of a wild beach. There was amazingly good there in the sunset and when the last glimpses ensilvered the water. But here atop stars and the moon are as if near and the very same immense and serene silence that enspheres, embraces and dissolves in itself, in surrounding beauty and peace.
And again it’s high time to sleep, but how can I?
DSC_9680-Silent_night_web
Llucalcari, Mallorca, Spain

Казахстан. Поющий бархан. Закат

Вот он, Поющий бархан Национального парка Алтын-Эмель — одна из уникальных дюн, разбросанных по миру. В долине реки Или, между двумя хребтами гор Джунгарского Алатау, в скалисто-степной местности, он величественно возвышается своими гребнями высотой 100 м в южной части и 150 м в северной.
Предполагается, что много веков подряд песок приносится сюда ветрами с берегов реки Или, излучина которой хорошо видна с вершины бархана. А ветра здесь сильные и частые. Они хозяйничают в долине и заметают все следы, возвращая бархану изящество линий и расписывая склоны фактурными орнаментами.
Эти же ветра или человеческие ноги создают такие вибрации, когда песок волнами сходит вниз по склонам. Тогда слышен звук различной высоты — бархан поёт.
В первый вечер мы начали любоваться барханом снизу, пока он прогревал свои бока еще высоким и ярким солнцем. Мы двинулись вдоль него, чтобы подняться с более пологой и низкой стороны. Вокруг было царство саксаулов, колючего кустарника, редких зеленых побегов и даже отдельных цветов.
Мы смотрели вверх — там расстилалась пустыня. Плотные пологие дюны давали возможность идти довольно ровно. Шаткие и крутые коварно ловили уставшие ноги и тащили назад. Но их четкие линии устремляли нас к вершине, к главному гребню, к синему небу, к бесконечному простору.
Когда мы забрались наверх, солнце уже клонилось к горизонту, и его мягкий ласковый свет рисовал волшебную картину в долине. Мы снимали, а бархан отливал золотом, он весь сиял в вечерних лучах, а потом лишь отдельные гребни загорались красноватыми отсветами. А когда упали сумерки и взошла полная луна, мы сидели на верхушке гребня, гладили теплый сухой песок и в наступившей тишине любовались пепельно-розовой дымкой на горизонте и слушали, как поёт под нашими ногами почти уснувший бархан…
DSC_6339-Sunset_pleasure_webDSC_6335-Waiting_for_sunset_webDSC_6353-Ili_valley_in_sunset_webDSC_6350-Moonrise_web
29 апреля 2018 г.