В вечерний час/ In the dark hour 🇬🇧

Мост Васко да Гама через реку Тежу был построен за 18 месяцев, открыт в 1998 году и на тот момент стал самым длинным мостом в мире, на целых 20 лет стал самым длинным в Европе.Общая длина: 17.2 км (сейчас уступает Крымскому мосту).Высота над водой (клиренс): 47 м.Ширина: 31 м. Сейчас имеет 6 полос движения.Рассчитан на 120 лет эксплуатации, ветер 250 км/ч и в 4.5 раза большее землетрясение, чем произошедшее в 1755 г. в Лиссабоне и разрушившее его (оценено в 8.7 баллов по шкале Рихтера). Спроектирован с учетом кривизны земной поверхности.

🇬🇧 The Vasco da Gama Bridge over the river Tagus was constructed within 18 months, completed in 1998 and at that date it was the longest bridge in the world, for 20 years it was the longest bridge in Europe.Common length: 17.2 km (now it ranks behind the Crimean bridge)Height of the deck (clearance): 47 m over the water.Width: 31 m. Now it has 6 lanes of traffic.It has a life expectancy of 120 years, supports winds of 250 km/h and an earthquake of 4.5 times stronger than the historical 1755 Lisbon earthquake, estimated at 8.7 on the Richter scale.  While being designed, the Earth’s curvature was taken into account.  

Lisbon, Portugal

В сумерках/ At nightfall 🇬🇧

Представьте себе абсолютную тишину, торжественную и бескрайнюю  в сгущающихся сумерках.

Когда закатные лучи уже растаяли в вечерней дымке, и лишь последние розоватые отсветы ложатся на на высокие песчаные изгибы бархана.

Ветер потерялся где-то в долине. Угасли звуки жизни, умолкли смутные шорохи, замерли на своих местах бесчисленные песчинки.

Тогда слышен лишь гулкий стук своего сердца и собственное дыхание. Тогда чувствуешь себя крошечным живым существом во власти необъятного и безмолвного мира.

Мгновение будто остановилось здесь, где простерся огромный бархан, сомкнулись неподвижные призрачные силуэты, зажглись первые звёзды в ясной бездонной синеве…

🇬🇧 Imagine absolute silence, solemn and endless in growing dusk.

When the sunset rays have already gone up in smoke, and the last pinkish gleams only fall on the high sand windings of the dune.

The wind was lost somewhere in the valley. Sounds of life faded, dim  rustles went silent, countless sand grains stayed where they were.

Then you can hear just the thrum of your heart and your own breath. Then you feel like a tiny living person at the mercy of immense and voiceless world.

The moment seemed to stop here, where this huge dune had spread, where motionless ghostly silhouettes closed in and the first stars lit up in clear blue immensity…

DSC_6372-At-nightfall_web
Поющий Бархан, Национальный парк Алтын-Эмель, Казахстан
Singing Sand Dune, Altyn Emel National park, Kazakhstan

Разлом/The crack 🇬🇧

Резкий грохот внезапно наполнил неподвижную тишину белого поля.
Мы уже часа полтора снимали в окрестностях большого голубого тороса, рассредоточились и забрались довольно далеко от машины. Было ясно, солнечно и по-весеннему радостно.
Непонятные отрывистые звуки и ощущение, что что-то происходит, заставило быстро подняться и выбраться на ровное место.  И тут я осознала, что где-то вокруг и прямо под ногами гудит и вибрирует, я слышу оглушительный треск и гром, будто сталкиваются тучи во время грозы. Я поняла, что это рвётся байкальский лёд. На торосе что-то зашуршало, сломалось, осыпалось.
На какое-то время стало страшно вот так стоять на дрожащей поверхности и не знать, где именно образуется новая трещина, которая может оказаться весьма солидной ширины и достигать длины в несколько километров.
Вдруг всё закончилось, и снова наступила тишина. Поговорил со своими гостями батюшка Байкал и отпустил с миром.
🇬🇧🇬🇧 🇬🇧 A rumble of cracking suddenly filled the still silence of the white field.
We’d been shooting for about an hour and a half in the neighborhood of a large blue hummock, had been spread out and quite far from our car.
It was clear, sunny and spring-like joyful.
Inexplicable jerky sounds and the feeling that something was happening, made me ge up quickly and reach a flat place. And then I realized that somewhere around and right under my feet it was buzzing and vibrating, I heard deafening crackle and thunder, as if clouds collided during a thunderstorm. I understood that the Baikal ice was breaking. Something rustled, broke, crumbled on the hummock.
I was scared for a while standing on a trembling surface like that and not knowing where exactly a new crack is formed, which could be of a solid width and reach a length of several kilometers.
Suddenly it was all over, and silence fell again. Father Baikal spoke with his guests and let them go in peace.

DSC_7020-The-crack_web

DSC_7028-In-the-crack_web

Байкал, Баргузинский залив, республика Бурятия, Сибирь