13 сэргэ на рассвете/ 13 serge before sunrise 🇬🇧

На самом высоком месте мыса Бурхан на о. Ольхон установлены 13 деревянных столбов сэргэ.
Сэргэ (бур.) — ритуальный столб, коновязь у юрты, играющая роль оберега для степного дома.
Согласно верованиям бурят сэргэ — это место пребывания духа рода или семьи. 
Исторически они появились у кочевников в виде столбов-коновязей и сторожевых камней.
Кроме того, сэргэ имеет символическое значение — наличие духа-хозяина у земли, где он установлен, а также считается символом дерева жизни, объединяющего три мира. Корни дерева — в мире мёртвых, ствол — в мире живых, а ветви — в мире небесном. На каждом сэргэ вырезается три канавки: верхняя — для привязывания коней небожителей, средняя – для коней обычных земных людей, нижняя – для коней жителей подземного мира.
Сэргэ сооружались в сакральных местах, рядом с юртами и вблизи дорог. Человеку нельзя разрушать сэргэ, пока он сам не придет в негодность.
По преданию шаманов один из верховных богов природы (тенгриев)  имел 13 сыновей (нойонов или хатов). Однажды они опустились на землю, чтобы помочь страдающим людям. Пещера на мысе Бурхан считается  земной обителью самого старшего и сильного из них — Хаана Хутэ Баа-бая. А сэргэ установлены и посвящены каждый своему нойону. Правда имена 13 северных повелителей в различных источниках не совпадают. Первый слева столб посвящен предводителю нойонов, 13-й олицетворяет мудрость и гибкость ума.
На сэргэ повязывают цветные ленты — залаа или хадаки — с написанными на них старомонгольским вертикальным письмом молитвами или просьбами к божествам. Цвета бурятских хадаков имеют определенное значение.
Белый хадак — символ изначальной чистоты, чистых помыслов. Белый цвет у бурят обладает особой сакральностью. Это цвет святости, благополучия, доброты.
Синий хадак обозначает Вечное синее небо у монголов и бурят, его подносят Будде и божествам. символ гармонии, согласия и спокойствия. Он воплощение доброты, верности, бесконечности, расположения. Этот цвет также символ мужского начала.
Жёлтый хадак — символ плодородия, умножения и достатка, постоянства и неизменности, тепла, жизни (жёлтый – цвет веры, процветания Учения Будды).
Красный хадак — символ сохранности и безопасности, домашнего очага. Красный – цвет власти и величия. Этому цвету приписываются и целительные свойства, способность противостоять сглазу и колдовству.
Зелёный хадак — символ цветущей земли, благой активности, плодородия, пробуждения и устранения любых препятствий. Зелёным цветом буряты обозначали мать-землю. Символ роста и процветания.
Считается, что ветер раскачивает хадаки и доносит написанное до небес и божеств, даже если сам человек занят в это время своими земными делами…
🇬🇧 At the highest point of Cape Burhan on Olkhon island there are 13 wooden pillars named serge.
According to the religious faiths of Buryat people, serge is a place of stay of the spirit of a clan or a family.
Historically, serge appeared among nomads in the form of hitching posts and guard stones.
In addition, serge has a symbolic meaning — presence of the master spirit of the land where it is installed, and it is also considered as a symbol of the tree of life, uniting the three worlds. The roots of the tree are in the world of the dead, the trunk is in the world of the living, and the branches are in the world of heaven. Three grooves are cut on each serge: the upper one is for tying the horses of celestials, the middle is for the horses of ordinary earthly people, the lower one is for the horses of the inhabitants of the subterranean world.
Serge were built in sacred places, near yurts and roads. Human must not destroy serge.
According to shaman legends, one of the supreme gods of nature (Tengri) had 13 sons (noyons). Once they got down on the ground  to help suffering people. The cave on the cape is considered the earthly abode of the eldest and most powerful of them — Haan Hute Baa-bai. And serge are established in honor of all of them and each one is dedicated to one’s own noyon. However, the names of 13 northern overlords in different sources do not match. The first pillar on the left is dedicated to the leader of the noyons, the 13th personifies wisdom and flexibility of mind.
Colored ribbons, named hadak in buryat, are tied to a serge, with prayers or requests for gods, written in Old Mongolian vertical letters. The colors of the ribbons have a definite meaning.
White hadak is a symbol of primordial purity, pure thoughts. The white color for Buryats has a special sacral sense. This is the color of holiness, prosperity, kindness.
Blue hadak denotes the eternal blue sky among the Mongols and is drilled; it is offered to Buddha and gods. It’s a symbol of harmony, consent and tranquility and also of masculinity.
Yellow Hadak is a symbol of fertility and prosperity, constancy and immutability, warmth, life (yellow is the color of faith, prosperity of the Buddha’s Teaching).
Red Hadak — a symbol of safety and security, home-fire. Red is the color of power and greatness. Healing properties and the ability to resist evil eye and witchcraft are also attributed to this color.
Green Hadak is a symbol of blooming land, good activity, fertility, awakening and the removal of any obstacles. Buryats marked mother earth with green color. It’s a symbol of growth and prosperity.
It is believed that the wind swing hadaks and brings everything written to heaven and gods, even if the person himself is busy at this time with his earthly affairs…

DSC_7813-13-serge_webDSC_7809-Before-sunrise_web

Ritual shaman pillars named serge. Cape Burkhan, Khuzhir, Olkhon island, Baikal, Siberia, Russia

Tempestuous 🇬🇧

Ветер трепал палатку всю ночь. Хоть и прикрытые от основных порывов островом Пёхкямёсаари, мы слушали во сне штормовую Ладогу и верили в то, что к утру погода переменится и мы спокойно исследуем и пляж и остров.
В предрассветных сумерках мы с трудом выбрались на берег. Сумасшедший ветер гнул к земле небольшие ёлочки и кусты, за которые мы пытались держаться для равновесия. Тёмная разъярённая вода ревела и угрожающе неслась к берегу. Иногда укрываясь за мрачными валунами, мы медленно продвигались навстречу восходу.
За лесом посветлело, и первые рассеянные лучи солнца окрасили горизонт. Ещё немного, и они задрожали неуловимыми бликами на кипучей воде, на влажных камнях, пронизали кроны деревьев.
И вдруг весь пляж ожил.
И когда яростная волна, разогнавшись, всей своей мощью налетает на могучие камни, уже тысячи брызг золотыми искрами взлетают в воздух, наполненный остро-холодным ветром и ярким солнечным светом.
У береговой линии вода, тоже наполненная светом, бурлит и клокочет. Запертая в каменных россыпях, потерявшая силу, она тщетно пытается выплеснуться дальше на берег. А ветер оглушительно гудит сквозь капюшон.
Я щурюсь до боли в глазах, и ноги уже устали балансировать на шатких тяжелых камнях. А всё же никак не могу повернуться спиной к этой дикой, бушующей красоте и уйти к костру за горячим кофе и сухой обувью.
🇬🇧 The wind shaked the tent all night. Although covered from its main blows by the Estonian islet, we listened to the stormy Ladoga in the sleep and believed that by the morning the weather would have changed and we would calmly explore the beach and the nearby island.
In the predawn dusk we hardly got to the shore. Сrazy wind bent to the ground small fir-trees and bushes, which we tried to hold on for keeping balance. Dark furious water roared and threateningly rushed to the shore. Sometimes hiding behind the gloomy boulders, we slowly moved towards the sunrise.
It got brightened behind the forest, and the first soft rays of the sun encoloured the horizon. Before long, and they trembled with elusive flecks on the vigorous water, on the wet stones, pierced the crowns of the trees.
And suddenly the whole beach revived.
And when a violent wave, having gathered speed, with all its power bumps into the mighty stones, thousands of splashes like golden sparks fly up into the air, filled with a sharply cold wind and bright sunlight.
At the coastline, the water, also filled with the light, is seething and bubbling. Locked in the stone scatterings, having lost its strength, in vain it tries to splash further ashore.
And the wind is deafeningly blowing through the hood. I painfully squinch my eyes, and my legs have been already tired of balancing on shaky, heavy stones. And I just can’t turn my back to this wild, turbulent beauty and leave it for the fire, hot coffee and dry shoes.
DSC_3560-Tempestuous_webDSC_3555-Tempestuous-wave_3x2_webDSC_3580-Ladoga_waves_web
The northeastern coast of Lake Ladoga, Pitkyarantsky District, Republic of Karelia, Russia

Неподвижность /Stillness 🇬🇧 🇪🇸

Неподвижный воздух. Неподвижная вода. Почти неподвижный свет. Вечер бесшумно разливается по поверхности озера. Ясно и свежо. И ни единой души вокруг. Мы стоим в протоке между двумя островами и боимся пошевелиться и спугнуть эти волшебные мгновения безмолвия.
Лодка ткнулась в один из бесчисленных камней у берега. И вот я уже перебираюсь по ним, отыскивая лучшее место, чтобы снова остановиться, вздохнуть глубоко и погрузиться в широкий молчаливый простор…

🇬🇧 Still air. Still water. Almost motionless light. The evening quietly spreads over the surface of the lake. It’s clear and cool. And there’s not a single soul around. We are situated in a canal between two islands and afraid of stiring and frightening away these magical moments of stillness.
The boat poked into one of the countless stones by the shore. And now I’m crossing them over, looking for the best place to stop again, take a deep breath and plunge into the wide and silent vastness…

🇪🇸 Aire quieto. Agua quieta. Luz casi inmóvil. La tarde se extiende a la sorda sobre el lado del lago. Hace claro y fresco. Y no hay una sola alma alrededor. Estamos en un canal entre dos islas y tenemos miedo de movernos y ahuyentar estos momentos mágicos del silencio.
La lancha se dió un golpe en una de incontables piedras de la orilla. Y ahora ya me estoy pasándolos, buscando el mejor lugar para pararme de nuevo, respirar profundamente y sumergirme en la vasta extensión, amplia y silenciosa…

🇪🇸DSC_2466-Stillness1_webDSC_2466-Stillness2_webDSC_2541-Balance3_web

Jormasjärvi, Sotkamo, Finland