Гроза белой ночью/White night thunderstorm

🇬🇧

Мы добрались до Крестового мыса уже за полночь. Но небо было таким ярким, будто солнце только-только провалилось за границу горизонта.
Белые ночи — удивительное и прекрасное время. Несколько сумеречных часов между закатом и рассветом заставляют забыть о сне. 
В спокойную погоду на Финском заливе можно наслаждаться мирной, безмятежной тишиной. Сидя на неостывших камнях, слушать шорохи близкого леса и легкий шелест прибрежного камыша. Созерцать зеркальную поверхность воды в бледно-голубом затуманенном свете, провожать утекающие в бесконечность облака.
И вдруг вдалеке, где-то на противоположных берегах бухты,  замелькали вспышки молний. Зябкий ветер стремительно пронесся по берегу. Тёмная масса облаков стягивалась плотнее. Закричали чайки и ласточки.   Молчаливая июньская ночь ожила.


We got to Cape Krestovy after midnight. But the sky was so bright as if the sun has just fallen over the horizon line. 
White nights are wonderful and beautiful. A few twilight hours between sunset and sunlight make me forget about sleeping.
In calm weather at the Gulf of Finland one can enjoy peaceful and serene quietness. Sitting on lukewarm stones, you can listen to the rustles of the nearby forest and slight sough of the coastal reed. Watch the mirror of the water surface in pale blue misty light. Look after the clouds flowing into infinity.
And suddenly, in the distance, somewhere over the opposite shores lightnings flashed. Chilly wind blew through rapidly over the shore. Dark mass of clouds were concentrating closer and denser. Gulls and swallows chirped. The silent June night came to life.

Cape Krestovy, Vyborg Bay (the eastern end of Gulf of Finland), Leningrad Region, Russia

В сумерках/ At nightfall 🇬🇧

Представьте себе абсолютную тишину, торжественную и бескрайнюю  в сгущающихся сумерках.

Когда закатные лучи уже растаяли в вечерней дымке, и лишь последние розоватые отсветы ложатся на на высокие песчаные изгибы бархана.

Ветер потерялся где-то в долине. Угасли звуки жизни, умолкли смутные шорохи, замерли на своих местах бесчисленные песчинки.

Тогда слышен лишь гулкий стук своего сердца и собственное дыхание. Тогда чувствуешь себя крошечным живым существом во власти необъятного и безмолвного мира.

Мгновение будто остановилось здесь, где простерся огромный бархан, сомкнулись неподвижные призрачные силуэты, зажглись первые звёзды в ясной бездонной синеве…

🇬🇧 Imagine absolute silence, solemn and endless in growing dusk.

When the sunset rays have already gone up in smoke, and the last pinkish gleams only fall on the high sand windings of the dune.

The wind was lost somewhere in the valley. Sounds of life faded, dim  rustles went silent, countless sand grains stayed where they were.

Then you can hear just the thrum of your heart and your own breath. Then you feel like a tiny living person at the mercy of immense and voiceless world.

The moment seemed to stop here, where this huge dune had spread, where motionless ghostly silhouettes closed in and the first stars lit up in clear blue immensity…

DSC_6372-At-nightfall_web
Поющий Бархан, Национальный парк Алтын-Эмель, Казахстан
Singing Sand Dune, Altyn Emel National park, Kazakhstan

Точка пересечения/The crossing point 🇬🇧

Даже знакомые и неоднократно проверенные места на льду, выдерживающему вес до десятка-другого тонн, могут оказаться опасными. Местные говорят, что машины уходят под лед в течение буквально нескольких секунд.
Разорванный лед двигается, многие сквозные трещины не замерзают, поскольку от суточного перепада температур их ширина все время меняется, другие трещины и полыньи могут быть затянуты тонкой корочкой льда, припорошены снегом и не очень хорошо заметны.
Понимая ситуацию, водители не пытаются проскочить трещины сходу.  Лёд рядом с трещиной и в ней самой исследуется с помощью пешни —  металлического копья с длинной ручкой. Иногда приходится прилично поработать, чтобы пересечь разрыв: пешней и ногами, забивать в трещину куски льда, срезать торчащие по её краям куски образовавшегося ледяного тороса, укладывать доски как мостки.
После подготовки проезда машина отъезжает назад для разгона и на скорости перепрыгивает опасное место.
Вот такое место встретилось нам в один из дней. В видео — суть процесса подготовки и пересечения трещины.
🇬🇧 Even familiar and repeatedly tested places on ice which sustain weight up to a dozen or two dozen tons can be dangerous. Local people say that cars go under the ice in just a few seconds.
Broken ice moves, many through cracks do not freeze, because of the daily temperature difference their width changes all the time, other cracks and ice-holes can be covered by just a thin crust of ice and powdered with snow and they are not quite well visible.
Understanding the circumstances, drivers do not try to cross cracks in haste. The ice next to the crack and inside it is carefully examined using an ice pick — a metal spear with a long handle. Sometimes you have to do a heavy job to cross the gap: with the ice pick and your legs, you have to hammer some blocks of ice into a crack, to cut off pieces of ice, sticking out of the edges of a hummock formed nearby, to lay boards like a bridge.
Having prepared everything, the car drives back, accelerates and jumps across the dangerous place.
On the photo you see a place we met one day. In the video — the essence of the process of preparing and crossing the crack.

DSC_7338-The-crossing-point_web

Baikal lake, Republic of Buryatia, Siberia, Russia