В сумерках/ At nightfall 🇬🇧

Представьте себе абсолютную тишину, торжественную и бескрайнюю  в сгущающихся сумерках.

Когда закатные лучи уже растаяли в вечерней дымке, и лишь последние розоватые отсветы ложатся на на высокие песчаные изгибы бархана.

Ветер потерялся где-то в долине. Угасли звуки жизни, умолкли смутные шорохи, замерли на своих местах бесчисленные песчинки.

Тогда слышен лишь гулкий стук своего сердца и собственное дыхание. Тогда чувствуешь себя крошечным живым существом во власти необъятного и безмолвного мира.

Мгновение будто остановилось здесь, где простерся огромный бархан, сомкнулись неподвижные призрачные силуэты, зажглись первые звёзды в ясной бездонной синеве…

🇬🇧 Imagine absolute silence, solemn and endless in growing dusk.

When the sunset rays have already gone up in smoke, and the last pinkish gleams only fall on the high sand windings of the dune.

The wind was lost somewhere in the valley. Sounds of life faded, dim  rustles went silent, countless sand grains stayed where they were.

Then you can hear just the thrum of your heart and your own breath. Then you feel like a tiny living person at the mercy of immense and voiceless world.

The moment seemed to stop here, where this huge dune had spread, where motionless ghostly silhouettes closed in and the first stars lit up in clear blue immensity…

DSC_6372-At-nightfall_web
Поющий Бархан, Национальный парк Алтын-Эмель, Казахстан
Singing Sand Dune, Altyn Emel National park, Kazakhstan

Казахстан. Поющий бархан. Рассвет 🇬🇧 🇪🇸

🇬🇧 below ⬇, 🇪🇸 abajo ⬇

Мы подошли к подножию бархана еще в сумерках. Но это не был тихий предрассветный час, когда, неспешно выбрав точку, не до конца еще проснувшись, погружаешься в созерцательное умиротворение и наслаждение ожидания восхода солнца.
Перед нами была настоящая песчаная буря. Бархан бушевал. Его мощный гребень вздымался и яростно ощетинивался.
Мы шагнули в эту полупрозрачную тучу и начали подъем. Песок с завихрениями несло и швыряло прямо в нас. Он поднимался выше головы, колол руки и лицо, забивался куда только возможно. Смотреть по сторонам и разговаривать было практически нереально. Приблизительно при одном положении головы можно было нормально дышать.
Мы шли по плотному узкому гребню, практически след в след. Шаг в сторону — и ноги резко тонули в движущейся и утягивающей вниз массе. Склоны как будто плыли, волнами сползая и надуваясь вновь.
Перед нами было около 150 метров чистой высоты и бог знает сколько в длину. Но светлеющий, в нежных красках, горизонт, надежда на чистый воздух наверху и прекрасная панорама долины реки Или и гор Джунгарского Алатау сильно манили нас.
Шли минуты, и мы тоже шли: два шага вперед — один назад…

Through the sandstorm. Altyn Emel national park, Kazakhstan. Singing Sand Dune.
We approached the foot of the Dune in the twilight. But it was not that silent hour before the dawn when leisurely choosing the point for taking pictures, not completely awaked yet, you plunge into contemplative pacification and delight of the sunrise waiting.
A real sandstorm was before us. The dune was raging. Its huge crest rised and violently bristled. We entered this semi-transparent cloud and began going up. The sand in turbulent atmosphere was thrown directly at us. It rose above our heads, pricked hands and faces and puffed where possible. It was almost unreal to look around and talk. Approximately in one head position we could breath normally.
We walked along a solid narrow crest following the other person’s tracks. One step aside and the legs abruptly went down to that moving and pulling down mass. The slopes were as drifting, crawling down as waves and blowing up again.
There were about 150 meters in height before us and God only knows how much in length. But brightening in soft colors horizon, hope of pure air at the top and beautiful panorama of the river Ili valley and Dzhungar Alatau mountains tempted us strongly.
Minutes went and we went also: two steps forward, one step back…

A través de la tormenta de arena. El Parque Nacional de Altyn-Emel, Kazajistán. El Barkhan de Canto
Nosotros nos acercamos al pie del barkhan en el crepúsculo. No era una hora tranquila antes del amanecer, cuando eligiendo sin prisa el punto y todavía no completamente despertada, tú te entregas a el apaciguamiento contemplativo y disfrutas de esperar la salida del sol.
Delante de nosotros había una tormenta de arena real. El barkhan se enfurecía. Su cresta gruesa crecía y se erizaba furiosamente.
Nosotros damos un paso (entramos) en esta nube semitransparente y comenzamos la subida. El viento llevaba y arrojaba directamente a nosotros las torbellinas de arena. La arena se subía por encima de la cabeza, pinchaba las manos y la cara, obstruía todo lo que era posible. Mirar alrededor y hablar era casi imposible. Aproximadamente en una posición de la cabeza era posible respirar normalmente. Caminamos por la cresta espesa y estrecha casi seguiendo las pistas. Un paso al otro lado y los pies se hundían bruscamente en la masa que estaba moviendo y llevando atrás. Las cuestas eran como nadaban, se deslizaban por las olas y se inflaban de nuevo.
Había sobre 150 metros de la altura delante de nosotros y Dios sabia cuantos metros de largo. Pero el horizonte de colores suaves se despejaba, la esperanza del aire limpio arriba y la vista hermosa al valle del río Ili y las montañas de Dzhungar Alatau nos atraían mucho.
Los minutos pasaban y nosotros también caminabamos: dos pasos adelante, uno — atrás…

DSC_6464-Windy_dawn_on_the_Singing_sand_Dune_webDSC_6407-Through-the-sandstorm_webDSC_6377-Pink_dawn_webDSC_6426-Queen_of_the_desert_webDSC_6472-Storm_at_dawn_web

30 апреля 2018

Казахстан. Поющий бархан. Закат

Вот он, Поющий бархан Национального парка Алтын-Эмель — одна из уникальных дюн, разбросанных по миру. В долине реки Или, между двумя хребтами гор Джунгарского Алатау, в скалисто-степной местности, он величественно возвышается своими гребнями высотой 100 м в южной части и 150 м в северной.
Предполагается, что много веков подряд песок приносится сюда ветрами с берегов реки Или, излучина которой хорошо видна с вершины бархана. А ветра здесь сильные и частые. Они хозяйничают в долине и заметают все следы, возвращая бархану изящество линий и расписывая склоны фактурными орнаментами.
Эти же ветра или человеческие ноги создают такие вибрации, когда песок волнами сходит вниз по склонам. Тогда слышен звук различной высоты — бархан поёт.
В первый вечер мы начали любоваться барханом снизу, пока он прогревал свои бока еще высоким и ярким солнцем. Мы двинулись вдоль него, чтобы подняться с более пологой и низкой стороны. Вокруг было царство саксаулов, колючего кустарника, редких зеленых побегов и даже отдельных цветов.
Мы смотрели вверх — там расстилалась пустыня. Плотные пологие дюны давали возможность идти довольно ровно. Шаткие и крутые коварно ловили уставшие ноги и тащили назад. Но их четкие линии устремляли нас к вершине, к главному гребню, к синему небу, к бесконечному простору.
Когда мы забрались наверх, солнце уже клонилось к горизонту, и его мягкий ласковый свет рисовал волшебную картину в долине. Мы снимали, а бархан отливал золотом, он весь сиял в вечерних лучах, а потом лишь отдельные гребни загорались красноватыми отсветами. А когда упали сумерки и взошла полная луна, мы сидели на верхушке гребня, гладили теплый сухой песок и в наступившей тишине любовались пепельно-розовой дымкой на горизонте и слушали, как поёт под нашими ногами почти уснувший бархан…
DSC_6339-Sunset_pleasure_webDSC_6335-Waiting_for_sunset_webDSC_6353-Ili_valley_in_sunset_webDSC_6350-Moonrise_web
29 апреля 2018 г.