Гора Синай / Mount Sinai 🇬🇧

Кто создал лестницу из 3750 ступеней, ведущую к вершине? Что заставляло христианских отшельников селиться в этих безжизненных местах? Почему люди испытывают невыносимую тяжесть в середине пути и необъяснимую легкость, завершив его?
Истинное знание о горе Моисея утеряно во всех традициях. Является ли гора Синай особенной? Пусть для каждого человека этот вопрос будет вопросом его веры. И путь его наверх будет иметь свой сакральный смысл.
И у каждого будет 7-километровая тропа с «Монашеской лестницей» в конце или 3750 ступеней «Лестницы покаяния» наверх.  И столько же обратно. И будет черное бездонное небо, усыпанное миллионами хрустальных звезд. И бледная бесстрастная луна будет подглядывать и прятаться за поворотами дороги. Суровые острые скалы будут опорой усталой спине. Раскрошенные многими тысячами ног камни ступеней будут предательски ползти в сторону обрыва. Будет пыль, крики идущих по нижней части дороги верблюдов. Будет сводить ноги, тяжело дышать, а сердце будет выпрыгивать из груди. Будет пробирающий до костей холод на каждой самой короткой остановке за эти 3 или 4 часа подъема. И, может, будет монах Иван, который напоит странным бедуинским травяным чаем и поведает о жизни на причудливой смеси нескольких языков.
А в конце будут последние 750 ступеней, почти без мест для остановки, и особое состояние сознания. И что-то совсем иное, совсем не связанное с привычной человеческой жизнью, нечто великое и неизбежное и космически необъятное будет ждать наверху.
И вот она, вершина, 2285 м над уровнем моря. Ясные сумерки. Резкий колючий январский ветер. Около нуля по Цельсию. Первый красный луч восходящего из-за синайского хребта солнца. И осознание новой себя.

 

🇬🇧 Who created a ladder of 3750 stairs leading to the top? What made Christian hermits settle in this lifeless place? Why do people experience unbearable heaviness in the middle of the road and an inexplicable easiness having completed it?
The true knowledge of the mountain of Moses is lost in all traditions. Is Mount Sinai something special? Let this question be for each person a question of his faith. And his way up will have its sacred meaning.
And each one will have a 7 kilometer path with the «Monastic Ladder» at the end or 3750 stairs to the top of the «Ladder of Repentance». And the same back. And there will be black bottomless sky bestrewn with millions of crystal stars. And pale dispassionate moon will pry and hide behind the road curves. Harsh and sharp rocks will be a support for a tired back. The stones of the stairs crumbled by many thousands of feet will treacherously crawl towards the steep. There will be dust, cries of camels walking along the bottom of the road. You will have stiff legs, breathe heavily, and the heart will jump out of the chest. There will be piercing cold at every shortest stop during those 3 or 4 hours of ascent. And perhaps there will be a monk, Ivan, who will give you a strange Bedouin herbal tea and tell you about life in a fantastic mixture of several languages.
And at the end there will be the last 750 stairs, with almost no stopping places, and a special state of consciousness. And something completely different, totally unrelated to usual human life, something great and inevitable and cosmically immense will be waiting at the top.
And here it is, the peak, 2285 m above the sea level. Clear twilight. Bitter January wind. About 0C. The first red ray of the sun rising from behind the Sinai ridge. And perception of the new yourself.

 

dsc_0283-early-morning-on-mount-sinai_web

dsc_0237-winter-sunrise-on-mount-sinai_web

Sunny morning 🇬🇧

Почувствуйте зиму. Не в городе, где люди и машины, где песок на обледенелых тротуарах и черные от грязи обочины, где много огней и громких звуков. А здесь, на берегу Сестрорецкого Разлива. После почти трех недель серости метеоканал пообещал практически ясный восход, и вот я, вооруженная штативом как посохом, проваливаясь в снег почти на длину всей ноги, пытаюсь двигаться по возможности быстро, потому что на улице -15. А снег такой легкий и пушистый и совсем не держит. Он голубовато-розовый в утренних сумерках и уже золотистый в первых лучах показавшегося наконец из-за леса долгожданного январского солнца. Будто стесняясь, робко выглядывает оно из-за облака и, расплываясь в морозной дымке, наполняет это утро колдовским светом, цветом, ослепительным сверканием всей бесконечной снежной глади и беспечной радостью.
По снегу и прибрежному льду я пробралась на мыс, где стоят домики рыбаков. Сейчас здесь ни души. Спят до весны заснеженные пирсы. Пусть город с его суетой будет там, далеко за горизонтом. А я буду здесь, в мягком сугробе под застывшей березой и, пока не сильно кусает мороз, буду любоваться этим сказочным солнечным утром в звенящей белоснежной тишине.

 

🇬🇧 Feel the winter. Not in a city where there are people and cars, sand on ice-covered pavements and black dirt roadsides, many lights and loud noises. But here, on the shore of the Sestroretskiy Spill lake. After almost three weeks of dimness, the weather channel promised a pretty much clear sunrise. And here I am, armed with a tripod as a staff, sinking into the snow almost by length of my leg, trying to move possibly fast because it’s -15C outside. And the snow is so light and fluffy and doesn’t support at all. It is bluish-pink in the morning twilight and already golden in the first rays of the long-expected January sun that has finally appeared from behind the forest. As if being embarrased, it shyly emerges from behind a cloud and spreading in a frosty haze fills this morning with a charmful light, color, glare of all endless smooth surface of snow and carefree joy.
Across the snow and coastal ice I’ve waded to the cape where there are fishermen’s houses. There is not a soul here now. Snow-covered piers are sleeping until the spring. Let the city with its fuss be there, far beyond the horizon. And I will be here, in a soft driftsnow under a frozen birch. And until the frost bites hard, I will admire this fabulous sunny morning in the loud snow-white silence.

 

dsc_0707-sunny-morning-2_web

dsc_0698-sunny-morning-1_web

Sestroretskiy Spill lake, Sestroretsk, Russia

Казахстан. Чарынский каньон. Рассвет / Kazakhstan. Charyn Canyon. Sunrise 🇬🇧 🇪🇸

За полчаса до восхода мы уже на съёмочной точке. Ясно, холодно и снова пронзительно ветрено. Глубокой тенью и тишиной укрыт каньон. Немые утёсы хранят свои древние тайны. Далёкие горы-призраки таятся в золотистых утренних сумерках. В каньоне воздух прозрачный и звонкий. Вот тени вздрогнули, и вспыхнул на востоке первый луч. И несколько крохотных человечков на обрыве замерли, погрузившись в светлое таинство рождения нового яркого, жаркого дня…
🇬🇧 Half an hour before the sunrise we’ve already been at a shooting point. It´s clear, cold and piercingly windy again. The canyon is covered by deep shadows and silence. Deathly-still cliffs keep their ancient secrets. Distant ghost mountains are lurked in the golden morning twilight. The air in the canyon is clear and sonorous. Here the shadows have winced and the first ray has flared in the east. And some tiny people at the edge have stood still, plunged into this bright mystery of a new bright hot day birth…
🇪🇸 Media hora antes del amanecer ya estamos en el punto. Hace claro, frío y viento de una manera penetrante. El cañón está oculto por la sombra profunda y el silencio. Las rocas silenciosas guardan sus antiguos secretos. Las montañas de fantasmas en la distancia se esconden en la alba dorada. El aire está claro y sonoro en el cañón. Aquí las sombras se han estremecido, y el primer rayo se ha encendido en el este. Y unos pocos hombrecillos diminutos se han quedado inmóviles al precipicio, entregándose en el misterio luminoso del nacimiento de un nuevo día vivo y caluroso…
Bright-dawn-in-Valley-of-Castles_webDSC_7481-Before-sunrise_webDSC_7555-Morning-light_webDSC_7561-Morning-light-2_4x3_web
Kazakhstan, Charyn Canyon